Skip to content

It Didn’t Come Off (20)

August 7, 2017

“You’re being simply merciless,” I said, scarcely holding back tears.

“No, I’m not the one who’ll teach you to be merciless, but please go away, and forget that I exist.”

“Who do you take me for…? Do you think I would agree to abandon you?”

“Don’t act like a child, go. I implore you to go, and without delay; I’m expecting guests…”

She took me by the hand and made me step down from the balcony.

“Don’t cry,” she said coldly, “you’ll soon forget me. Happiness breeds selfishness. But tell Vladimir Pavlych someday that he deprived you of a sincere friend.”

My dismay knew no bounds, nor did my indignation with Gornov, who had been, without suspecting it, the cause of my first inner sorrow. I wanted to be vindicated in Yelena’s eyes, as if I were guilty of something, but I did not know where to begin or what I was guilty of. I did not take my eyes off the balcony, expecting her to appear again at any moment, to extend a hand to me, to say a kind word… but I waited in vain. A few times I was about to rush over to her, but I could not make up my mind to do so, so afraid was I of displeasing her, so frightened was I in advance of being received coldly. I spent two whole hours alone, tormented by the unexpected outcome of our meeting, and I had hoped to spend that evening so pleasantly!

As soon as everyone in the house had gone to bed, I began to write to Yelena, tears streaming as I implored her to tell me why she held me responsible for what Gornov had done. In the morning I found a way to send the letter with the girl from whom I bought flowers every day and received an answer in the same fashion. It consisted of two lines:

“My dear, precious Nastya, I am entirely to blame. Do whatever it takes to find a way to come see me.”


previous installment
next installment
“It Didn’t Come Off” is a translation of “Не сошлись” (1867) by Ol’ga N. (Sophie Engelhardt).


— Ты безжалостна ко мне, проговорила я, едва удерживая слезы.

— Нет, безжалостною не я тебя научу быть, но прошу тебя, уйди и забудь о моем существовании.

— За кого ты меня принимаешь?.. Ты думаешь, что я соглашусь тебя оставить?

— Не ребячься и уйди. Я тебя умоляю уйти, и не мешкая; я жду гостей…

Она взяла меня за руку и заставила спуститься с балкона.

— Не плачь, сказала она холодно, — ты скоро меня забудeшь. Счастие развивает эгоизм. Но когда-нибудь скажи Владимиру Павлычу, что он тебя лишил искреннего друга.

Я была несказанно огорчена и негодовала на Горнова, который, сам того не подозревая, был причиной моего пeрвого душевного горя. Мне хотелось оправдаться перед Еленой, как будто я была виновата, но я не знала, как приступить к делу, в чем оправдаться. Я не спуcкала глаз с балкона, ожидая, что вот-вот она пoкажется опять, протянет мне руку, скажет ласковое слово…. но я ждала напрасно. Несколько раз я пoкушалась броситься к ней, однако не решилась, так я боялась ей не понравиться, так меня пугал заранее ее холодный прием. Целые два часа провела я одна, измученная неожиданным исходом нашего свидания, а этот вечер я надеялась провести так хорошо!

Как скоро все улеглись в доме, я принялась писать к Елене, обливаясь слезами и умоляя ее cказать: почему она сложила на меня ответственность за вину Горнова. Утром я нашла средство послать письмо с девочкой, у которой я покупала каждый день цветы и получила через нее же ответ. Он состоял из двух строк:

«Милая моя, безценная моя Настя, я кругом виновата перед тобой. Найди средство, во что бы то ни стало, придти ко мне.»

No comments yet

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: